Наши зимовья / Сибирский охотник

Давно уже собирался сделать обзор по зимухам нашего края. Снятый ролик строительства зимовья 

https://www.hunting.ru/video/  и мои комментарии там, подхлестнул к этому обзору. Там я ляпнул про «спички» , а теперь каюсь — у нас оказывается тоже с таких же бревен делают. Более того — есть такие зимухи, что удивлен, что в них не только летом можно не замерзнуть. Ну в общем если заинтриговал — смотрим по-порядку.

Чаще, конечно, наши зимовья все таки сделаны из добротных по диаметру деревьев. Все таки холодная зима у нас еще не отменялась, хотя количество таких морозных деньков за зиму и снизилось, сроки похолоданий сдвинулись.  

Сразу бы сказать, что законно построенных зимух очень мало. Более того — лично я смысла в этих узакониваниях не вижу. Знаю не мало случаев, что люди сдуру пробили законность постройки, а все равно зимовьё спалили. И спалили те, кто и разрешил, чужими руками, естественно.  Поэтому этот вопрос я не вижу смысла обсуждать — 99,9% зимух не законные постройки. Ну и поэтому раскрывать расположение зимух я не буду. Но они были и будут строиться в тайге. 

Лучше рассмотрим как и из чего они строятся и что при этом получаем. 

Самое хорошее зимовье из уцелевших — это назовем его №1. Зимовье построено в середине 70-х годов прошлого века! Но и сейчас в нем уютно и комфортно даже в морозы. Основная часть используемых бревен около 35-40см в диаметре. Размер самого помещения около 4,5х5,5м.

И оно постоянно в чем то усовершенствуется — крышу заменили с рубероида на металл. Пристройки и банька. Зимовье двухэтажное и это дает много преимуществ. Во-первых нижняя часть сможет разместить одновременно много людей без лишней суеты.  На фото ниже даже схемку нарисовал.

А лесенка ведет на спальный второй этаж. И там может улечься десятка два людей.

Ну ясно, что такое зимовье для большой толпы и подъехать можно близко. А если охотники, то коллектив. Это зимовье в общем то туристы строили. Охотники строят, как правило, меньшие зимушки, так как многие охотятся не большими компаниями. Вот и моё первое зимовье такое.

Тут фото каккое то не очень удачное, оно есть в галерее в более качественном виде  

https://www.hunting.ru/gallery/view/53158/?nav=user   Размер всего 2,7х2,8м и большую часть занимают нары. В углу печка, с другой стороны — столик. Такая планировка внутреннего пространства охотничьего зимовья встречается чаще всего.  И от размеров зимовья это мало зависит — зимовье больше-меньше, а внутри места едва разойтись двоим. 

И примерно так внутрях 

Сделано по принципу — пришел ночью, затопил печку, согрелся, обсушился, поел, поспал и утром еще затемно ушел далее. Жить в таких зимухах в общем то не планируется, а если и приходится, то не более чем двоим, иначе уже тесновато. Что бы было комфортнее — увеличивают размеры зимовья или снижают спальное, увеличивают проходы между столиком и печкой. Тогда уже двое-трое могут спокойно ходить в зимухе.  Вот ниже фото — просторная зимуха для двоих, но оно почти в два раза крупнее моего. Зато туда нормально можно не только для переночевать прийти. Хорошо, если уже перед постройкой задумываешься о том, что возможно, когда нибудь и пожить там захочется для души. 

Ну в общем то зимовье уже определились какое строить и где. Рассмотрим из каких материалов строится у нас зимуха. Зимовье №1 , как уже говорил, строилось из очень толстеньких бревен. Кроме этого перехлест на венцах тоже не слабый. Такое строение держит лучше тепло. А если это еще и такие хоромы, то такое требование обязательно.

С такими венцами можно строить и из более тонких деревьев и держать тепло будет хорошо. А если это и не большое зимовье, то тем более. И тут же видно какой замок крепления бревен  применен для постройки. Такой перехлест наиболее популярен в зимухах. Видимо наиболее простой при изготовлении. Их в общем то два вида, но не буду вдаваться в тонкости — они схожи, просто один проще делать. Хотя и не экономный. Может кто то скажет  «какая там экономия — лес рубят, щепки летят…» У каждого свое отношение к этому. Зачем рубить лишнего, если умеешь экономнее. Строим в основном из сосен, но можно и осины (полегче и не так жалко), елки и кедры — реже используются, хотя смотря какой лес. Но при постройке нижних венцов обязательно используют листвяк. Этому материалу не страшна сырость и такие зимовья дольше сохраняются от гниения. На фото выше это заметно — более сорока лет зимухе, а бревна из листвяка лучше выглядят.  

Экономнее замки вровень со стенкой. Но и их я бы разделил на два типа. Первый это под шканты, то есть ,что бы не развалилось зимовье, венцы скрепляют шкантами и вид у замка прямой..В общем то нормально держится всё. А у меня на зимухе я применил типа «самостягивающийся» замок. Бревна на краях имеют такую конструкцию, что уклоны входят друг в друга так, что скрепляется все в крепкую конструкцию. Вот фото с постройки моего зимовья, видно лучше, чем могу объяснить.

В изготовлении это может и сложно, но при определенной сноровке и некоторых инструментов вполне быстро. И экономнее, легче, крепче. Ну и мне больше нравится такое.

Теперь хотелось бы показать зимухи, в которых применяли облегченный тип постройки.  Ниже фото стенки зимухи, которая сделана моими друзьями. Они промысловики, часто на несколько дней приезжают. То есть это зимовье не выживать, а проживать и с комфортом, как уже показывал выше — зимуха просторная и для двоих места много. Но вот стены там не имеют желобков перехлёста! Бревна клали друг на друга с хорошим слоем мха.  И если бы не ночевали там при минус 25, то с первого взгляда сказал бы, что зимой в таком зимовье надо топить печку сутками в полную силу. Но нет, тепло было. И как видно — бревна в основном тоже не толще 20см. И вообще многие даже не ошкурены, а зимухе уже лет 20 и не гниет, не разваливается.  Более того — с этого зимовья перехожу на обзор крыши. Многие зимухи утепляют сверху толстым слоем земли, не редко под полметра. Тут же просто накат бревен в один ряд, сверху рубероид, мох и усё!  Феномен какой то, но там тепло! Может это все соединения так утеплены, что щелей вообще нет, и мох всюду толстым слоем. Не думал, что этого хватит. Внутри крыша смотрится так:Видно, что со временем образовывались щели, но их заделали пеной. Тоже не редко такое видно в зимухах. А что — пена мало места занимает в рюкзаке, а хватает на большую площадь. Но все же многие зимухи на крыше имеют хороший слой утеплителя. Сфотать это сложно бывает. Поэтому перехожу к материалу самой крыши. Как уже показал на зимовье №1 крыша с металло\профиля. Такое редко можно увидеть. Для этого зимовье должно быть очень близко к дороге. Если печку можно поднатужиться и притащить — это жизненно важно. Если рубероид вполне можно протащить и далеко, то листы это уже слишком шикарно…  Хотя некоторые не навороченные листы тащат, а простую жестянку. Это делает крышу прочнее, особенно, если рядом остались большие деревья, с которых в бурю может прилететь сломанная ветка и пробить рубероид. Некоторые листы укладывают не только на крышу, но и с боков. Это и против пожаров хорошая защита. И все таки практичнее на крыше рубероид.

Жесть тоже нужна в любом случае — над печкой её укладывают , что бы не протекало и от трубы не загорелись деревяшки стен и крыши. Но одно дело принести пару листов, другое для всей крыши. Но встречаются еще и экзотические крыши — из дранки! И ведь представьте себе — держит от влаги дождей и талого снега! К сожалению не сфотал инструмент, которым делают дранку в тайге. Ну это как коса, только одной толщины и с краев выступы, по которым бьют топором  то с одной, то с другой стороны и дерево ровненько (ну относительно ровненько) расклинивается по слоям, а далее уже половинки доводят до нужной толщины плоские деревяшки. Занятие муторное и шумное, но в глубинке иначе и не получается. Это сейчас много чего можно хоть куда закинуть на снежике или вездеходе и то не всюду.

Вроде с этим ясно. Но это еще не всё, что обеспечивает тепло в студёную зимнюю ночку. Самое главное — печка! Каких только печек не видел на зимухах. И большие и маленькие. Кирпичные и железные обложенные кирпичом или камнями. Если печка простая железяка, то она быстро нагреет помещение и уже через полчасика можно снимать теплые одёжки. Еще через час разденешься до нижнего белья, а через час выскочишь голышом и нырнешь в снег. Но как только печка израсходовала заложенные дрова, то через час хочется одеть рубашку, а через три тулуп… Особенно если с тонких бревен стены. Если печка кирпичная, то только через несколько часов перестанет пар изо рта валить. Но зато и на следующий день хватит закинуть охапки дров и в помещении будет тепло. Поэтому чаще всего в зимухах делают печки с железа, а по краям укладывают кирпичи или камни, которые забирают часть тепла, накапливают его и потом, когда печка утухнет, отдают тепло в остывающее помещение зимухи.   В общем то тепло распределяется и по бревнам стен и крыши, поэтому чем они толще — тем больше тепла аккумулируют и дольше сохраняется комфорт. Только надо знать, что контакт железяки печки с кирпичами по верху или в самой горячей зоне, может привести к прогоранию в некоторых случаях стенки печки . Ну и не буду много говорить про истины — чем длиннее труба, тем лучше тяга и меньше дыма от печки, а это тоже не маловажно.Все мы знаем законы физики — тепло поднимается вверх. Поэтому в основном печки устанавливают ниже. Ну хотя бы ниже уровня нар, так то важнее не замерзнуть когда спишь. Но вот зачем устанавливать печки под потолком мне не совсем понятно. Тем не менее есть и такие.Ну и еще что дает тепло в зимухе — нижняя часть. Если там сделана хорошая завалинка, то тепло будет еще лучше держаться, особенно при продолжительном проживании. Ну и как отвод воды от дождей и талых. Можно было бы поговорить про окна, но от них в основном комфорт дневного пребывания на зимовье, а насколько они влияют на сохранение тепла больше зависит от типа окна.  

К сожалению мне не попадаются сейчас зимухи-землянки. А когда то в них мы тоже оставались ночевать. И замечено, что в землянке намного теплее, меньше требуется топить печку. Точнее её не требуется топить дополнительно ночью. Часть стен зимухи и основная часть крыши, находится под слоем земли (ну ясно, что требуется хорошая влаго/защита бревен) и теплу позже уже некуда уходить, по крайней мере не так быстро, как в окружающий холодный воздух обычных зимух. Главное хорошо протопить её и проветрить чуток.

Вот такие я смог показать типы наших зимовий для охоты и туризма. Много чего не смог показать — и так слишком много. Спасибо Андрею (metkii) за предоставленные фото зимух из своего фото архива. В общем то я ему и предлагал давно уже сделать ролик по такому обзору, но нет времени собраться и сделать, а ведь это надо все эти зимухи обойти и снять на видео. Мне тут проще — фото и специально делал и с архивов взял.  Показанные зимухи как общего пользования, так и сугубо индивидуального, как бы засекреченные. Не хотелось бы вызвать бурю злобы от хозяев, если вдруг увидят тут свою зимуху. Я знаю Законы Тайги и стараюсь их соблюдать. Вот хотелось бы и от самих хозяев понимания этих Законов. А есть и такое, что оставляют у зимухи еду, оставляют на столе тарелки с едой, а потом удивляются — почему мишка пришел и всё разворотил. Мишки и так любопытны, а запахи чуют отменно и не упустят похозяйничать на зимухе пришельцев. Еще очень негативно бывает, когда заходишь в зимуху, а в нос запах керосина, вперемешку с носкаином и от обуви. На нарах обувь, валяется одежда комом, от которой воняет бичами, а над нарами труселя. Вот пик культуры и цивилизации. Хотя может так от непрошенных гостей …

  Лично мне противно было бы оставаться на ночевку в таком зимовье, так что тактика верная.

Соблюдайте чистоту , порядок и ваше зимовье вспомнят добрым словом, а не плюнут на труселя и уйдут. 

УДАЧИ!

Фотоотчёт строительства зимовья

Очень интересный фото рассказ о том как двое друзей построили зимовье. 


image9711113.jpg

Когда-то на том месте где они сейчас построили своё новое зимовье у них в юности было своё место и своё маленькое зимовье, которое они в юности построили из простых досок и оббили для утепления стены одеялами. Несколько лет назад их строение кто-то спалил и они решили возродить своё место заново, ведь здесь они провели лучшие годы свой юности и оставили здесь много воспоминаний и впечатлений.И вот через двадцать лет они снова вместе строят здесь своё новое зимовье.старое место где был наш шалаш

   первый венец из бревенВот то место где стояло их прежнее зимовье, от него осталось только ржавая металлическая печь да давно затянувшиеся зеленью следы прибывания людей.Так совпало что летом 2009-го года друзья приехали в родные места и решили вспомнить старое и юношеские годы.Начали они 25 июля 2009-го года, собрались и отправились на своё место.За пару дней очистили место от молодой поросли и положили первый оклад брёвен будущего жилища-зимовья. Далее венец за венцом они подготавливали и укладывали брёвна друг за другом и как они говорили «контуры зимовья начинают прорисовываться».Кроме обычных инструментов для строительства у них в арсенале была незаменимая вещь в лесу- это бензопила, которая значительно облегчала и ускоряла процесс стройки, хотя это всего лишь сучкорез. Погода в этих местах летом очень сырая и дожди идут очень часто и в такие сырые дни им приходилось больше времени уделять костру и собственной защите от влаги нежели стройки, но даже в такие дни им удавалось что-то сделать, хотя и в обычные дни они не слишком напрягались и делали всё размеренно и без спешки периодически отдыхая, пили чай и сокращали количество принесённого продовольственного запаса.бензопилой выпиливаю пазы для соединения бревен в замки третий ряд бревен зимовья




Как видно из фото процесс строительства достаточно прост, они просто валили сырые брёвнышки, ошкуривали их топориком, после бревно за бревном устанавливали из на свои места, прочерчивали с помощью черты линии выборки под пазы для продольных заков и с помощью бензопилы выбирали пазы.Черта для прочерчивания пазов у них сделана из трубок со вставленными карандашами, но есть более простой вариант изготовления черты.  Для изготовления черты просто вырезается маленькая рогатинка и на её конци привязываются два мелка, и чертится уже не карандашиками а мелками, —мел кстати лучше видно.  Прокомментирую ещё применение бензопилы в качестве инструмента выборки пазов в брёвнах, —на самом деле и топором это можно было сделать достаточно быстро и не сложно, точнее двумя топорами.  Для выборки паза топоры загоняются поочерёдно с двух сторон и паз как-бы расщепляют от бревна, особенно быстро это происходит когда нет сучков, а если уж паз попадает на сучёк, то его просто надо вырубить, и само собой для такой работы нужны острые топоры.строительство зимовья строим зимовье


каркас крыши зимовья строительство зимовьяСоеденение брёвен в замки выполнено методом «в охряпку», это самый простой метод соединения брёвен в замки между собой.Да конечно некрасиво но зато быстро и меньше мучится с подгонкой мест посадки брёвен друг на друга.Каркас крыши они собрали на земле, а потом его смонтировали на домике.Доски и материал для кровли (рубироид) они довезли на лесовозе, а потом перетаскивали ещё пару километров на себе до места стройки.строим зимовье каркас крыши зимовья

строительство зимовья строительство зимовьяцитата автора фотоотчёта:

    —Зимовьё построено. И я заканчиваю свой рассказ. Подведу итоги. Строили с 25 июля 2009 года по 23 августа 2009 года. Почти месяц, это с перерывами. Вообще же на стойку ушло полных 14 дней. Можно было построить и быстрее, но сильно мешали дожди, сводя темпы работ на нет. К тому же 4 дня из 14 мы носили доски и другие материалы. Израсходовано 10 литров 92-го бензина и 10 литров масла для цепи. Потребовалось стройматериалов: доска «дюймовка» 3-й сорт — 48 штук, доска «сороковка» 3-й сорт — 17 штук, рубероид — 2 рулона, утеплитель «изовер» — 1 рулон, ну и мелочёвка всякая — гвозди разных «калибров», ручки дверные, крючки, скобы, и инструмент — топоры, колун, гвоздодёры прочее.


конец цитаты.строим зимовье каркас крыши зимовья

строительство зимовья строительство зимовья     Вот так достаточно просто люди строят свои зимовья, и для отшельника я думаю построить себе скромное жилище-зимовье не составит большого многодневного труда, так как для это не нужны специальные знания и умения по строительству и в частности опыт плотницких работ.Нужно лишь основательно подойти к этому вопросу, и определится с правильным местом стройки будущего зимовья и доставить до места всё необходимое, ну и конечно без физического здоровья никуда.Отдельно хочу отметить, что место лучше выбирать в сухих местах, чтобы не было постоянной сырости и плесени, ведь от сырости и простуды и болезни, да и зимовье может сгнить за считанные годы.Да конечно запросы у всех разные и для кого-то такое зимовье это не жильё, а скорее времянка на время охоты, да по сути это так, и для многолетнего отшельничества оно не особо пригодно, но этот фотоотчёт достаточно близок к тому как это всё будет происходить в моём понимании отшельничества, ведь отшельнику перво наперво надо построить себе зимовье чтобы зимой не замёрзнуть, и чтобы было где хранить своё добро и свои запасы.Да это зимовье как говорится проще некуда, но это лучше чем вечно-сырая землянка или палатка, особенно в первые годы отшельничества.каркас крыши зимовья строим зимовье

Как построить зимовье в тайге?

Как построить зимовье в тайгеОбычно зимовье в тайге строят для себя охотники. Они уходят из дома на промысел в самое неуютное время – зимой. Зимой дни короткие. Если тратить время на походы от дома до леса и обратно, лучше просто в лес не ходить. К тому же хороший зверь человеческое жилье далеко обходит. За что ему отдельное спасибо. Соболь или песец в курятнике – вредители такие, что хуже не бывает. А от медведя-шатуна вообще упаси Господи.

 Так что зимой охотнику лучше иметь домик в тайге, чтобы обогреться, поесть и отдохнуть. Палатка здесь не поможет.
 Но и летом, когда день тянется долго, может верой и правдой послужить таежная избушка, которую по привычке кличут «зимовьем». Многие охотники идут в тайгу и живут в зимовье неделями и месяцами, собирая лесной урожай. На излюбленном и хорошо известном участке – дичь, какая ни есть, лесные плоды, грибы и ягоды. Иногда – множество рыбы в реке. На Алтае на далекие лесные поляны летом выезжают пасечники.

 В общем, жилье-зимовье в тайге необходимо многим. А как его строить?

 1. Выбор места

 Местом для зимовья может быть небольшая поляна или просто ровный участок неподалеку от источника воды. Нет поляны – следует расчистить участок леса. Вырубленные деревья будут при этом использованы для строительства. Пни не корчуются, а выжигаются. Это проще и быстрее. Землю на выбранном месте следует выровнять, а всю траву – выдернуть.

 2. Выбор материала

 Зимовье складывают из бревен деревьев хвойных пород: кедра, сосны, лиственницы, ели или пихты. Деревья для бревен выбирают не толстые, 15 – 25 сантиметров в диаметре. Длина бревна, то есть длина будущих стен должна быть 3 – 4 метра. Для ночевки одного человека вполне достаточно. Такие бревна весят около 120 килограмм. Их можно (хотя и тяжело) перетаскивать к месту строительства даже одному, без напарника.

 Каждое выбранное дерево с той стороны, куда его будут валить, подрубают на высоте около полуметра на глубину в четверть диаметра ствола. Затем с противоположной стороны на высоте 60 – 75 сантиметров делают подруб на глубину в три четверти ствола. После подрубки длинными палками-слегами дерево толкают, ломают и валят. Конечно, с той стороны, куда дерево упадет, не должно быть людей. После доставки бревен к месту строительства, перед началом сборки сруба бревна очищают от коры. Окоренное бревно будет лежать дольше, чем неокоренное, да и вероятность того, что в будущей стене заведутся древоточцы или другие паразиты, при этом гораздо меньше. Кору можно снимать топором, острой лопатой или скребком. Бревна перед укладкой венцов следует хорошо просушить. От этого они станут легче.

 Сколько всего потребуется бревен для строительства зимовья? Высоту стен зимовья можно принять за 180 сантиметров. В таком доме человеку среднего роста нагибаться не придется. Толщину бревна примем за 20 сантиметров. Итого, получаем на одну стену 9 брёвен. Следовательно, на 4 стены потребуется 36 брёвен. Это даже не минимум. У зимовья должны быть крыша, пол и дверь. Для их устройства потребуются доски. Количество бревен для досок оценить трудно, но в любом случае потребное количество бревен можно смело удвоить. Итого, 72 – 75 бревен. Нелегкая работа, и не на один день!

 3. Укладка венцов.

 Первый венец или несколько нижних венцов лучше собирать из лиственницы. Лиственница не гниет, дерево практически вечное. Первый венец углубляют в землю, чтобы зимовье было устойчивым и теплым.

 Существуют два основных метода укладки венцов: «в чашу» и «в лапу». При укладке «в чашу» в каждом верхнем бревне делают углубление, в которое входит бревно нижнее. Таким образом, брёвна лучше прилегают друг к другу, и вероятность того, что в стенах появятся щели уменьшается.

 При укладке «в лапу» концы бревен стесывают клинообразно. Такие клинья хорошо удерживают бревна. Более простой вариант метода «в лапу» – укладка «в пол-дерева», когда торцы бревен срезают приблизительно на четверть сверху и снизу, но срезы оставляют плоскими.

 При любой укладке все стыки бревен следует тщательно заткнуть мохом. Мох должен быть сырой, тогда он хорошо уляжется в щели. Мха жалеть не следует. Он не только закроет все щели, каждая из которых будет красть тепло зимой. Во мхе много природных консервантов, снижающих и останавливающих процессы гниения, идущие в дереве.
 Снизу зимовье следует обложить на высоту в один-два венца слоем земли. От этого возрастет устойчивость зимовья и повысится его теплоизоляция.

 При укладке венцов следует предусмотреть место для окна и для двери. Здесь бревна должны быть короче и скрепляться между собой с помощью шипового соединения. Для этого брёвна просверливаются насквозь, а в полученное отверстие забивается деревянный шип, скрепляющий два соседних бревна так, чтобы эти брёвна не разошлись.

 4. Изготовление досок.

 Для изготовления досок выбирают прямоствольные деревья без закручивания ствола и без его изгибов. Делается несколько клиньев из твердой древесины, с помощью которых бревна раскалываются на доски. В основании бревна делаются надрубы, куда вбиваются по очереди один за другим два клина, таким образом, постепенно раскалывая ствол на несколько досок. Такие доски неказистые, но они гораздо более прочные, чем те, которые получают, распиливая ствол пилой. Ведь при расколке древесные волокна не повреждаются. Скол идет вдоль волокон.

 Досок следует заготовить много. Они понадобятся для покрытия крыши, для полов и для двери.

 5. Чердак и крыша

 Чердак делает зимовье теплее, особенно если он закрыт. Кроме того, его можно использовать в качестве кладовки и сушилки.

 Чердак ставят над перекрытием, потолком зимовья. Потолок можно делать из досок, а можно из маленьких бревнышек или их половинок, конечно, хорошо проконопаченных мхом. Сверху для лучшей теплоизоляции насыпается земля или современные материалы, рубероид или минеральная вата. Один-два рулона этих материалов даже в таежную глушь доставить вполне возможно. Но можно и не заморачиваться таким модерном.

 Крыша зимовья может быть двускатная или односкатная. Для двускатной крыши к стенам крепят две вертикальные опоры. На опорах закрепляется конек из бревна. Между коньком и низом крыши укладывают несколько тонких бревнышек-слег. Обычно их 6. 4 – маловато, а 8 уже много будет.

 Поверх слег укладываются доски, которые образуют покрытие крыши. Можно их укладывать внахлест, чтобы на чердак не протекала вода. Но поскольку доски у нас не пиленые, а наколотые, прилегание их друг к другу будет плохим. Поэтому водоупорность крыши лучше обеспечить рубероидом или полиэтиленовой пленкой.

 6. Пол и печь

 Пол в зимовье застилаем досками, потому что зимой на земляном полу будет очень неуютно. Половицы желательно подогнать друг к другу, но слишком с этим стараться не стоит. Зимовье все же – жилье временное, и жилье рабочее, а не дача.

 Печь в любом зимовье – один из главных элементов. Без печи зимовье защитит от ветра, но жить в нем будет нельзя. В зимовье можно установить промышленным образом изготовленную железную печь-«буржуйку». Железная печь быстро дает тепло и позволяет быстро приготовить пищу.

 Но железная печь и остывает быстро. Поэтому для более уютной жизни лучше сложить в зимовье небольшую печь из кирпича. Кирпич тащить с собой в тайгу – дело глупое. Но если неподалеку от зимовья имеется глиняный овраг или склон, глину можно взять оттуда, самому летом сделать кирпич сырец, а из него сложить печь.

 Строительство зимовья в тайге не занимает так много времени, как строительство хорошего жилого дома. Но и за день его не построить. Следует оценить свое умение. Если не получается сделать все работы своими руками, стоит попросить помощи у друзей или товарищей-охотников. С другой стороны, охотник-промысловик строит в тайге несколько зимовий. Приобретя опыт на одном строительстве (которое занимает несколько дней – до недели), другое зимовье можно построить и быстрее, и лучше, и с меньшими трудозатратами.


Полезные ссылки:

  1. Как построить зимовье в тайге

  2. Как правильно строить зимовье

  3. Как мы построили зимовье

Строительство зимовья для отшельника | Avega

Жизнь отшельника,если иметь ввиду настоящее отшельничество, во многом будет похожа на жизнь промысловиков, охотников, рыбаков, лесозаготовителей и так далее,которые живут в небольших домиках,зимовьях,в периоды промысла.Их строения конечно домом в привычном понимании этого слова назвать сложно,но в месте с тем это полноценные домики со всеми атрибутами для полноценной жизни,как промысловика,или в нашем случае многолетнего проживания отшельника.{jcomments on}

 

 

Эти домики как правило не велики,и не представляют ни какой ценности для властей,и не считаются тем жильём на которое нужно разрешение на строительство и оформление документов,но вместе с этим конечно и нет ни каких гарантий что ваш домик не снесут,если он не угодит властям,или другим лицам.Чтобы по возможности избежать проблем с властями и другими людьми,домик нужно строить небольшой,и на той местности,которая не представляет для других ни какого интереса,то есть глухая,труднопроходимая местность,которая ни каму не понадобится,она как раз подойдёт для обитания отшельника.

 

Сама местность,где будет строится домик,должна быть по возможности открытой или полуоткрытой,так как строительство домика в самом лесу имеет свои неудобства для последующей жизни.Основная проблема жизни в лесу это большая влажность,малое количество солнца,и гнус(камары и мошка). Особенно большая влажность в лесах с болотистой местностью,в низинах вдоль рек и озёр,и густых лесах с подлеском. В таких местах постоянно проживание крайне неудобно и даже опасно для здоровья,постоянная влажность это постоянная сырость в домике от которой не избавится даже если постоянно топить печь

 

Также проблемы с хранением и сушкой одежды,от сырости она будет больше гнить чем сохнуть,ведь в таких местах одежда сохнет сутками и всё равно до конца не высыхает,из-за малого количества солнца и ветра,или даже полного отсутствия.Также в лесу,пусть даже в редком очень трудно что-то вырастить,то есть создать в лесу огород и выращивать там овощи нереально из-за очень малого количества солнца,которого на севере и так не много,а в лесу в разы меньше чем на открытой местности.

 

Лесные домики конечно менее замены в плане скрытности,но отшельник всё равно по округе оставит множество следов,по которым всё равно рано или поздно обнаружат его жильё в,те-же охотники и т.д,а значит если местность посещаемая то скрываться бесполезно,всё равно следы приведут,а если глушь,то и скрываться не от кого,и на открытой местности домик не обнаружат-некому.Лесные домики все-таки больше подходят для кратковременного проживания,но не для постоянной жизни,какая будет у отшельника.

 

Место для домика лучше выбрать на открытой или хотя бы полуоткрытой местности,это большие лесные поляны,прогалы,открытые берега рек и озёр,где нет недостатка солнца и ветра,и влажности в разы меньше,а значит не будет сырости,а ветерок будет хорошо проветривать и сушить одежду.

 

Лучше всего подойдут места на небольшом удалении от леса или место в доль берега реки или озера,с тем учётом,что сам берег будет зимой прикрывать от сильных ветров,так же как и лес,если строится на опушке леса.Тем самым будет и солнце и ветер,а наличие в непосредственной близости водоёма,обеспечит вас и ваш огород водой,так-же это рыбалка и охота, так как в близи водоёмов обитает множество разных птиц и зверей.

 

А маскировать домик от ненужных глаз можно построив его в естественных низинах за холмиками,или перепадах высоты,чтобы домик не видно было из далека,ни с речки ,ни с других мест,откуда могут увидеть,в общем рельеф местности скроет от взглядов.

 

Также согласитесь намного приятнее когда первые тёплые лучики утреннего солнца проникают в окно и озаряют своим тёплым светом весь дом,и в доме сразу всё оживает,и свет наполняет всё в нём,а в лесу этого не будет,там солнышко показывается из-за макушек деревьев только к обеду,посветит немного и опять за деревья,на вечернюю зорьку не полюбуешься.

 

ПО ПОВОДУ ЗЕМЛЯНКИ

Я бы вообще не рекомендовал жить в землянке,так как землянка особенно зимой,это по сути норка в огромном сыром холодильнике,который топи не топи всё равно не прогреешь,так как обьём грунта очень велик,а зимой грунт очень холодный,и сколько стены землянки не прогревай они всё равно быстро остывают,за счёт отдачи тепла грунту,и следовательно стены постоянно будут холодные.

 

Из-за этого в землянке нагретый воздух будет от стен быстро остывать,а из-за влажности и перепада температур будет образовываться конденсат,особенно в сильные морозы,и из-за этого холодные и сырые стены,а далее возможно пойдёт грибок-гниение бревенчатых стен.Так-же летом в сезон дождей и весной в период снеготаяия в землянке будет очень большая влажность и сырость,что черевато простудными заболеваниями,и даже серьёзными кожными заболеваниями-язвами.Землянка больше подойдёт для сухих,открытых районов,возможно в степных районах где нужно укрытие от ветра.

 

Землянка может подойти как временное жильё на короткий периуд в крайний случай,а так лучше сделать жильё на поверхности,оно будет и теплее и суше,например срубовой маленький домик.

 

Постройка домика-заготовка материала

Хороший добротный комфортный домик за сезон не построить,так как сначала надо заготовить основной материал,то есть брёвна для основания и самой коробки домика.Сухостой и валежник для этих целей не совсем подходит,так как он быстро гниёт,из него можно поставить временное жильё,на то время пока строится сам дом,это как правило два сезона,а строительство из сырых брёвен может привести к тому что,дом при высыхании дерева может повести,брёвна начнут высыхать и выгибаться.Поэтому дом лучше делать из высушенных брёвен,которые уже не поведёт.

 

Заготавливают лес для дома обычно зимой или в начале весны, пока “дерево спит и лишняя влага,то есть сок в них не течёт,а остатки влаги вымерзают на морозе и дерево получается практически сухое,и значительно легче чем летом. В зимнее время древесина меньше подвержена усушке, загниванию,растрескиванию и т.д. Это время хорошо тем что снег ещё не глубокий и брёвна можно валить и выносить и леса,и укладывать до весны штабелями.Стволы деревьев естественно надо выбирать как можно ровнее ,и с наименьшим количеством сучков,обычный диаметр комля для дома около 35см. в диметре,а верхушка как выйдет,но можно и по тоньше,средний диаметр около 25см.

 

Для отшельника заготовка леса зимой оптимальный вариант,так как в первый летний и осенний сезон полно других дел,это и постройка жилья для зимовки,и заготовка продуктов,и многое другое,что очень важно на этапе выживания в первую тяжелую зиму.А зимой будет больше свободного времени для заготовки леса,и весной когда растает снег ,материал уже будет готов к ошкуриванию и подготовке.Корят ,очищают от кору бревна обычно весной, в апреле-мае, когда снег уже почти растаял, а солнце начинает пригревать сильнее. Древесина к этому времени должна отойти от мороза, отмякнуть. Кора в солнечный день нагревается, а под ней собирается влага,и кора легко отстаёт, поэтому очищать бревна несложно. Корить можно обычными топорами и штыковыми срезанными лопатами, а некоторые работают по старинке – специальным инструментом.

 

В одних местах его называют скобелем ,который очертаниями он походит на скобу, в других – хаком.Корят бревна от комля к вершине, чтобы не оставлять задиров. Поверхность при этом получается гладкой. Обычно очищают всю поверхность бревна. Но если времени мало, некоторые участки оставляют с корой,так бревно тоже высыхает и сухая кора потом быстро отходит. Во время окорки брёвна сортируют и прибирают – отпиливают негодные участки стволов с большим косослоем, отлупом,и другими дефектами.Затем бревнам дают возможность просохнуть. Для этого их снова накатывают рядами на прокладки в штабель. Под крайние бревна, чтобы они не раскатывались, подбивают клинья.

 

Верхние бревна обкладывают заранее заготовленной берестой или рубероидом. По бокам в землю вбивают колья. А их торчащие над штабелем концы скрепляют меж собой веревками или проволокой. Таким образом штабель обжимается и при сушке брёвна не ведёт. Сверху устраивают одно – или двухскатную крышу.Степень готовности бревен определяют ударяя по ним обухом топора. В ответ слышен звонкий мелодичный звук.Полностью высыхают брёвна как раз к наступлению лета,как раз когда всё высыхает,и наступает время стройки.

 

ФУНДАМЕНТ ДЛЯ ДОМИКА

Если есть какой либо материал для строительства предварительного фундамента,то фундамент закладывают осенью чтобы он за осенний ,зимний, и весенний период отстоялся и дал естественную осадку.Фундамент может быть и цементно кирпичный и глинобитный с деревянными опорами,на деревянных и других сваях,на больших камнях по опорным точкам,на глинокаменных фундаментах,ставили сруб на чурбаки и т.д.Но за возможным отсутствием многих материалов в наличие хороший фундамент в реальных условиях достаточно трудно заложить.

 

Многие дома строили без фундаментов как таковых.В место фундамента просто закладывали 3-4 венца толстых,смолистых брёвен,или осиновых бревна,которые меньше гниют. Этот способ для нас наверно самый оптимальный,просто перед закладкой фундаментных венцов,нужно подготовить грунт,то есть место укладки самих брёвен изолировать от грунта и сырости утрамбовав эти места песком или глиной,и проложить гидроизоляционный материал,например плёнку или рубероид.Это позволит продлить срок службы брёвен,то есть они меньше будут гнить от влаги из земли.Так-же под то место где будет стоять печь,тоже надо сразу сделать фундамент,его можно просто как короб выложить по высоте полов и заполнить грунтом,или глиной,или глиной с камнями для плотности,и всё это тщательно утрамбовать.

 

 

 

ПОСТРОЙКА ДОМИКА,СОЕДИНЕНИЕ БРЁВЕН В ЗАМКИ

Про размеры домика и другие параметры я писать не буду,вы наверное сами определитесь с тем,какой размер у вашего домика будет и другие параметры.Я напишу только сложные этапы возведения сруба,это соеденение брёвен,то есть стыки-замки.

В основном замки брёвен,это  “в чашу” или “в обло” ,или “в лапу”. При рубке “в чашу” концы бревен выступают за плоскость стены на 20-30 см. Бревно укладывается как чашей вверх, так и вниз ,чаша это полукруглая вырубленная выемка, паз на половину диаметра бревна. Сруб, выполненный таким способом, считается наиболее устойчивым, а также защищенным от воздействий дождя и ветра.

Соединение брёвен “в лапу” требует более точных расчетов и умений,но замок при этом получается гораздо прочнее.Так-же существует множество других способов соединения брёвен в замки.Также один из простых способов соединения брёвен в замок,это соединение “в охряпку”,этот способ соединения часто используют при строительстве сараев и других подсобных помещений.

Для дополнительной фиксации замков брёвен используют большие гвозди или скобы,а также просверливают отверстия под деревянные шплинты-чёпики,которые потом в эти отверстия забивают.Про каждый способ я не буду описывать,так как размеров стандартных нет,все размеры определяются на месте исходя из диаметра брёвен,и их посадки в пазы.

Паз это продольная выемка бревна,которой его лежат на предыдущее бревно,тем самым получется закрытый стык полукруглой формы.Во время рубки сруба для определения размеров выборки под “чашку” и продольный паз используют так называемую “черту”.”Черта” по в нешнему виду напоминает рогатку,концы которой остовляют след на бревне.”Черту” изготавливают из проволоки или дерева,если из дерева,то на кончики рогатины привязывают или мел,или угольки,или фиксируют обычные карандаши,которые и оставляют след.Если из проволоки,то кончики рогатины заостряют и немного загибают чтобы ими выцарапывать след на бревне,а после для чёткой видимости следа,его подчёркивают мелом или угольком,или тем-же карандашом.

Это помогает точнее определять как и выборку “чашки”,та и выборку самого продольного паза,так как брёвна в комле и вершине отлечаются шириной,а также имеют выпуклости и неровности по длине всего ствола.Все соединения брёвен,такие как пазы и замки утепляются.Утеплять можно чем угодно,это может быть мох,пакля,глиняные растворы с саломой,ткань,искусственные утеплители и много другое.Утеплять,прокладывать утеплитель лучше сразу,чтобы потом меньше конопатить швы для утепления мест стыков брёвен.

Если нет возможности доставить до места стройки доски,то их можно изготовить самостоятельно,простым поручным инструментом.

Следующий сложный этап это изготовление досок из брёвен.Расщепление брёвен на доски.

Брёвна расщепляют на доски с помощью топоров и деревянных клиньев и помощи деревянных кувалдочек. Для этого подготовленное бревно кладут на подкладки или куда по удобнее,если на землю,то вбивают клинья для поддержки бревна,чтобы оно не каталось во время расщепления.

Далее размечают линию,и топором делают насечки,по которыми будет расщепляться бревно,если надо бревно расщепить на несколько досок,то надо несколько линий.Далее с торца в бревно загоняют большой топор и начинают расщеплять помогая клиньями и вторым топором.Если сучков нет,то процесс расщепления довольно быстр,ну а с сучками придется повозиться,их можно пропиливать ножовкой,или перерубать топором.После расщепления доски нужно обтесать от грубых неровностей и они готовы к дальнейшей работе.

Так-же доски после можно тщательно обработать рубанком для ровной и гладкой поверхности,и такие доски уже пойдут на изготовление многих вещей,мебели,дверей,оконных рам и т.д.Так-же при наличие бензопилы,ей можно сделать тоже самое,только по легче и по быстрее,а сами доски при этом получатся гораздо ровнее,но бензина и масла уйдёт конечно не мало.

Вот примерно так рубят свои домики промысловики(охотники,рыбаки). Большинство не подготавливает лес,а сразу валят подходящие стволы деревьев, и тут-же обрабатывают их, ошкуривают,и монтируют прямо сырыми, сразу рубят сруб домика.

В большинстве случаев от этого нет ничего страшного,брёвна обычно не сильно ведёт при последующем высыхании,на бывает конечно и по другому,но редко,это когда в процессе усыхания бревно выворачивает,и оно даже приподнимает всю стену,или выворачивается из стены,наружу или во внутрь.

Как мы построили зимовье в тайге (фото отчет)

Жизнь в тайге, это незабываемые воспоминания и настальгия по прошлым временам. В этом фоторассказе , я хочу поведать о своём новом зимовье, которое мы строили с моим другом Максимом, с которым мы провели всё детство зимовье. Зимовье, одно из тех немногих ценностей в жизни, которыми я по настоящему дорожу.

Жить в тайге или ходить на время зная что там есть свой домик, есть крыша над головой, и можно переночевать и даже жить, топить печь, это незабываемо и отложило отпечаток на всю мою жизнь, незабываемые моменты жизни.

Давным давно,когда мы были ещё поростаками, мы с Максом построили на этом самом месте первый шалаш. Мне тогда было 15 лет, Макс же был на год меня старше. Шалаш был конечно не приспособлен к постоянному проживанию, быстро промерзал, так как сделан был из тонких досок, а в качестве утепления стенки были обшиты старыми одеялами. Строили мы этот шалаш зимой в 45-градусные морозы, завозили доски, носили их на руках по нескольку километров. Рубили топором мёрзлый хлеб, чтобы наспех перекусить у костра, можно писать повесть. Что я, наверное, когда-нибудь и сделаю. Много было интересного и незабываемого.

Первое наше жилише простояло около четыре года, но сентябре 1992 года его кто-то спалил и осталось от шалаша одно пепелище. Все наши лучшие юношеские дни, все лесные приключения, все разговоры ночами напролёт о любимых девчонках, о будущем, о жизни, казавшейся нам тогда такой простой и понятной, остались на том пепелище.

Посже, повзрослев, охотясь, собирая грибы или бруснику в тех местах, я обязательно заходил на то место, где стаял наш шалаш. С каждым годом признаков, что здесь когда-то подолгу жили люди становилось всё меньше и меньше. Угли всё больше и больше затягивало травой и молодыми берёзками. И лишь немногие сохранившиеся после пожара вещи говорили о том, что эта поляна среди леса была когда-то обитаема.

Я любил каким-нибудь тихим и тёплым осенним днём сидеть на стволе рухнувшей рядом старой лиственницы и ни о чём не думать, кроме тайги и кроме детства. Это место всегда отдавало моей издерганной житейскими проблемами душе покой. И вот ровно через двадцать лет мы возрождаем своё место и строим вместо шалаша настоящее зимовье, это наша дань этому месту, так-как мы ему многим обязаныТак совпало, что Макс, давно уже переселившийся в одну из деревень Красноярского края, приехал на лето в родные края. Наконец мы собрались вместе.

А вот и мы: я — слева, Макс — справа

Вот наша старая и такая родная поляна, где стояло наше первое жилое строение. Место уже силно заросло молодой поросолью и нам уже приходилось вырубать разосшую поляну. Лет пять назад мне пришлось производить здесь тотальную прополку, избавляясь от тонких чахлых берёзок, выросших с меня ростом и занявших всё свободное место на поляне.

Начали 25 июля 2009 года. За два дня расчистили место и положили оклад — первый венец, основа всей будущей стройки.

Подготовили брёвна для нескольких будущих венцов, распилили по размеру, ошкурили. Перед выходом положили ещё полвенца.

Здесь я хотел бы подробнее рассказать о нашей верной помощнице — бензопиле «Partner P350». Эта самая дешёвая пила на сегодняшний день, она считается любительским инструментом, рекомендуется для непродолжительных работ на даче и загородном доме. В народе её презрительно называют «сучкорезом» за её сравнительно малую мощность. Забегая вперёд скажу, что на протяжении всей стройки работала пила безотказно, порой по 14 часов день вместо положенных 2-х (как рекомендовано в паспотре). А потом — зимой мы ей с таким же успехом пилили дрова. Инструмент, хоть прошёл уже год, до сих пор в строю и до сих пор работать на нём — одно удовольствие. Так что и недорогие вещи бывают иногда сделаны качественно.

А стройка том временем продолжалась. Один за одним росли венцы. Начались дожди, поэтому над костром соорудили небольшой навес из листа оцинкованной жести.

Ценя каждую минуту, мы почти не отвлекались от работы. Раз в три часа пили чай с печеньем или бутербродами. Два раза в день запаривали «Доширак». Да и несмотря на тяжёлую физическую работу есть почему-то не хотелось.

Бывали дни когда с утра и до вечера шёл дождь — иногда моросящий, а иногда и ливень. Тогда мы подбрасывали побольше дров в костёр, чтобы можно было время от времени подойти и погреться, надевали плащи-химзащиту и работали дальше. Вот Макс на фото:

 В дождь производительность нашего труда падала в разы. Плащи не сильно спасали от вездесущей влаги. Брёвна были скользкими и напоминали большие куски мыла. Бывало что за день делали только полвенца. Ну и настроение было под стать погоде — хмурое. Но стройка тем не менее продолжалась. Уже постелили пол. Медленно но верно росли венцы один за одним. И вот уже видны очертания будущей избушки (мы с Максом на нашем языке называли это «контуры прорисовываются»). В таком примерно контексте: «Ну вот, уже какие-то контуры прорисовываются!»

</> Рядом начали кровельные работы. Проектируем и собираем крышу нашего будущего жилища. На земле подготовить конструкцию гораздо легче и удобнее, нежели на месте, конструкцию изобретаем по ходу стрйки.

На следующем фото так называемая — черта. Это второй по значимости наш инструмент после бензопилы. Делали её сами (вернее делал Макс). В магазинах я никогда ничего подобного не видел, она нужна для разметки бревен под выборку продольных пазов.

В самом названии инструмента уже заложено его предназначение. Чертой причерчивают брёвна. Брёвна ведь не бывают идеальной формы, несмотря на кажущуюся округлость и правильность формы, имеют бугры, вспучины, неровности от спиленных сучков. Линия проведённая по двум брёвнам, отмечает все неровности и изгибы, и если выпилить паз по правильно причерченным брёвнам, они плотно лягут друг на друга, не оставляя щелей.

Причерчиваемое бревно надо положить на то место, где оно впоследствии будет находиться, зафиксировать его, чтоб не играло, не раскачивалось и не дай бог не упало. Чем точнее будут причерчены брёвна, тем меньше работы будет потом с их подгонкой к друг другу. Поэтому здесь спешить не надо. Бывает, конечно, что даже старательно причерченное бревно потом никах не хочет ложиться на своё место и можно потратить полдня на его подгонку. А бывает и наоборот — разметил наспех, а оно легло, как будто всё время там было. Сейчас Макс продемонстрирует как выглядит на практике перечерчивание брёвен:

После того, как бревно причерчено, его нужно снять, перевернуть нашими отметками вверх, и выбрать паз бензопилой. Сначала пилим вдоль, делая от трёх до пяти продольных надрезов (в зависимости от толщины бревна). Затем пилим поперёк, здесь количество надрезов неограниченно. Чем чаще будут поперечные надрезы, тем легче потом будет выбирать паз.

Выбирают паз топором, сначала нужно обухом выбить все «кубики», которые напилили. А потом уже зачистить и подправить, подрубить паз. (К моему большому сожалению фото бревна с выбранным пазом не сохранилось). Затем бревно переворачиваем и кладём на сруб, на то бревно по которому причерчивали, не забыв перед этим положить на нижнее бревно мох, лучше влажный.

Теперь сделаю небольшое лирическое отступление, которое посвящу доскам. Доски… О, это наверное самая тяжёлая часть стройки. Дороги к зимовью нет. Довезли на лесовозе до заброшенного карьера. А потом около 2 км — на себе. Всего было 65 досок. Из них 17 сороковок и 48 дюймовок. Доски 3-й сорт, сырые и тяжёлые. Носили так: сначала 1 сороковка + 1 дюймовка (17 ходок). Потом перетаскали все дюймовки, по три доски за один раз (10 ходок). Носили три дня, ещё и четвёртый немного захватили.

Ну вот, сруб наконец поднят. Постелен потолок, выставлены стропила. Всё чётче и чётче «прорисовываются контуры».

Пора выпиливать оконный проём. Кстати раму со стеклом нашли на заброшенном карьере. Так что проём подгоняли уже под размер найденной рамы.

Стою я на крыше, смотрю куда-то вдаль. И отчего же такая тяжесть и печаль на душе? Да просто Макс завтра уезжает. Мы не виделись с ним 6 лет до этого. Сколько ещё не увидимся?

На этом наше с Максом совместное строительство заканчивается. У него появились неотложные дела и он уехал домой. Достраивали мы зимовьё уже с женой — Юлькой. Во время стройки заметил что живность, обитающая по соседству с нами, очень быстро привыкла к нашему присутствию, к ежедневному рёву бензопилы и стуку топоров. Видимо поняли, что мы не представляем для них опасности и перестали бояться.

На старой, уже почти полностью заросшей ольховником просеке часто замечали рябчиков убегающих по земле, несколько раз видели маленькую абсолютно непугливую сову, которая с любопытством и удивлением разглядывала нас своими большими заспанными глазами, наклоняя голову то влево, то вправо, подпуская к себе менее чем на полтора-два метра.

Ещё одной нашей соседкой была белка которая жила на дереве возле стройки и промышляла тем, что ненавязчиво и весьма деликатно подбирала остатки съестного с нашего стола. В отличие от бурундуков, которые занимались откровенными грабежами «в промышленных масштабах». Жаль что фотоаппарат не всегда был под рукой, да и в те редкие моменты, когда я всё-таки брал его в руки, я предпочитал запечатлевать моменты нашей стройки, так как они уже не повторятся, а зверьё я всегда успею пофотографировать.

Этим летом и осенью было много грибов. Подосиновики вырастали до огромных размеров -десятилитровое ведро можно было наполнить с одной хорошей поляны. Хотя встречались «крепыши», которые сами были размером с ведро. Но такие большие подосиновики есть уже не безопасно, что-то там в них уже накапливается, так что лучше не рисковать. Много было волнушек и подольховников (на фото именно подольховники). Всё время преследовало искушение — набрать подосиновиков, отварить, потом пожарить с маслом и луком, можно даже без картошки… но дорога была каждая минута и времени не оставалось не только на сбор и приготовление грибов, но и на то чтобы просто поснимать их на фотоаппарат.

 А ещё во время стройки я неосторожно попил в жару ледяной воды из ручья и заболел ангиной. Симптомы начались ночью, когда спал у костра. Утром ко всему прочему зарядил дождь. Я вдруг почувствовал себя бесконечно вымотавшимся и обессилившим.

Предложил Максу съездить на денёк домой — отдохнуть. Добравшись до квартиры, первым делом померил температуру — на градуснике было 39,2. Но ангина прошла также внезапно, как и началась. Три дня была высокая температура и жар, а на четвёртый я проснулся абсолютно здоровым. Но я что-то отвлёкся от нашей стройки. Итак, я остановился на том, что Макс уехал и достраивали зимовьё мы уже вдвоём с женой.

Прибили несколько досок и решили сразу вырезать проём под трубу. Завожу пилу и приступаю…

 Доски пришили, надо и на этой стороне крыши рубероид стелить. Стою и думаю, как же удобнее это будет сделать. Говорю Юльке: «Придётся, наверное, лестницу сколотить, без неё никак не получится». В общем, пока размышлял не заметил как жена уже на крышу залезла и кричит мне оттуда чтоб нёс рубероид. «У нас, — говорит, — на лестницу полдня уйдёт, а рубероид и так постелить можно.

 В общем, не ожидал в ней таких строительных талантов. Да так ловко у неё всё получилось. Она колотила, прибивала, а я так, на подхвате, как в той присказке — принеси, подай, пошёл на фиг, не мешай! (шутка).

 Наводим последний лоск, устраняем мелкие дефекты. В одном месте порвали рубероид когда разматывали. Скорей всего в том магазине где мы его купили, он хранился лёжа. Пришлось заделывать дыру. Для этого поджёг кусок рубероида и закапал её горячим гудроном.

А вот самый торжественный момент — первая затопка печки. Всё — зимовьё ожило, задышало. Вот ещё одной таёжной избушкой больше стало. Свершилось таинство…

 Зимовьё построено. И я заканчиваю свой рассказ. Подведу итоги. Строили с 25 июля 2009 года по 23 августа 2009 года. Почти месяц, это с перерывами. Вообще же на стойку ушло полных 14 дней. Можно было построить и быстрее, но сильно мешали дожди, сводя темпы работ на нет.

К тому же 4 дня из 14 мы носили доски и другие материалы. Израсходовано 10 литров 92-го бензина и 10 литров масла для цепи. Потребовалось стройматериалов: доска «дюймовка» 3-й сорт — 48 штук, доска «сороковка» 3-й сорт — 17 штук, рубероид — 2 рулона, утеплитель «изовер» — 1 рулон, ну и мелочёвка всякая — гвозди разных «калибров», ручки дверные, крючки, скобы, и инструмент — топоры, колун, гвоздодёры прочее.

Через неделю, после того, как мы достроили нашу избушку, открылась осенняя охота на водоплавающую дичь. Но наша первая охота оказалась не очень удачной.

 Мы пришли на зимовьё вечером. Вскипятили чай, растопили печку в избушке. Ночью немного пофотографировались при помощи вспышки. Вот так наше зимовьё выглядит изнутри.

 Встали в пять часов утра. Позавтракали и пошли на озеро. Всю зорьку просидели в холодных и мокрых от росы кустах, но даже не увидели ни одной утки. Не хотели они что-то летать. Когда взошло солнце, мы, чтобы не было так скучно, сфотографировались сами и немного поснимали природу.

 В десять часов вернулись на зимовье. После бессонного утра хотелось спать. Юлька заснула, а я, поворочавшись на нарах, встал и занялся мелкими бытовыми делами. К трём часам дня начал накрапывать дождь. Нам надо было возвращаться. Я вскипятил чайник и разбудил жену. Мы неторопясь попили чай с бутербродами и пошли домой.

 Осенний сезон охоты на уток был в 2009 году очень коротким — менее четырёх недель. За это время нам так и не удалось больше сходить на зимовьё. Мы охотились несколько раз в других местах. А на своей избушке побывали в следующий раз только в октябре.

Лучшее время в году.

Среда, 24 Марта 2010 г.Со дня на день должны были лечь снега. На зимовье много недоделанных мелких дел. Надо утеплить дверь, загерметизировать зазор между разделкой потолка и трубой, заготовить дров… Поэтому, несмотря на неотложные дела, мы с женой решаем съездить на выходных в лес.

Жена к тому же болеет гриппом, пьёт таблетки. Предлагал — может не поедем сейчас, но она настояла — поедем. В тайге тихо. Даже сойки с кедровками куда-то подевались. Не видно и не слышно ни души. И мы идём молча, разговаривать, нарушать тишину не хочется. Молчим, думая каждый о своём. Погода — лучшая, которая только может быть: солнце, лёгкий морозец, не жарко и не холодно. Когда свернули на марь, выяснилось, что она подмёрзла. Идёшь не проваливаясь, как по асфальту. Нет комаров и мошек. Это лучшая погода и лучшее время года в тайге.

А вот и избушка. И снова радостное чувство на душе. Радостно от того, что за время нашего отсутствия не было посторонних и никто не напакостил, радостно от того, что мы снова здесь. Всё вокруг обсыпано рыжей лиственничной хвоей. Кажется что под ногами — мягкий ковёр.

 Затопили печь, развели костёр, вскипятили чай. Юлька, выпив очередную таблетку от гриппа, прилегла на несколько минут. В итоге проспала практически весь день. Я не будил её — пусть спит. За это время утеплил дверь и дверную коробку полосками войлока. Наколол дров. Делал всё без суеты, никуда не торопясь. Но самое главное — утеплил зазор том месте где труба проходит через потолок. На одном охотничьем форуме спрашивал совета как лучше сделать, откликнулись многие и по делу. Но выбрал совет Дмитрия (om_babai), как самый простой. Вот фотографии того, как было и как стало:

 Я нашёл неподалёку выворотень — большой корень упавшей лиственницы. Набрал из под него земли. Вернее это даже не земля в том значении, в котором многие себе представляют, а скорее суглинок, что-то среднее между песком, глиной. Обложил трубу камнями (маленькими и большими в укладку, чтоб зазоров меньше было), отодвинул изовер, насыпал три таза суглинка, и снова прикрыл всё вокруг изовером.

Я потом долго сомневался, правильно ли я сделал, будет ли держать тепло, не просыпется ли, не будет ли чрезмерно накаляться от жара во время интенсивной топки печи? Но, забегая вперёд, скажу что все мои опасения и сомнения были напрасными. Зимой земля немного просыпалась во внутрь — на печку. Но зато не было щелей. Тепло не расходовалось напрасно. И если я сейчас — в марте — сижу перед компьютером и пишу эти строки, это может означать лишь одно, что и в плане пожароопасности подобная герметизация вполне безопасна.

Вот так прошли наши выходные дни. В неспешных и приятных делах, и в тишине. Вернулись из тайги почти выздоровевшими. Тайга всё лечит — и нервы и грипп. О чём этот отчёт? Да собственно ни о чём. Просто об осени, о тайге, о последних днях перед долгой северной зимой…

С чего начиналось наше зимовье

зимовье

Начиная с этого поста, я поведу рассказ о своём таёжном зимовье. Оно — одно из тех немногих ценностей в жизни, которыми я по настоящему дорожу и которые очень люблю.
Но прежде чем начать подробный рассказ о его строительстве, поведаю предысторию.
Зимой 1989 года мы с моим другом Максом построили на этом самом месте первую избушку. Мне тогда было 15 лет, Макс же был на год меня старше. Избушка была неказистой, быстро вымерзала, так как сделана была из тонких досок. Единственным утеплением были одеяла точно такие же, какие выдают в поездах. Такими одеялами мы оббили внутренние стены нашего жилища. О том как мы её строили зимой в 45-градусные морозы, как завозили доски, как носили их на руках по нескольку километров, как рубили топором мёрзлый хлеб, чтобы наспех перекусить у костра, можно писать повесть. Что я, наверное, когда-нибудь и сделаю.
Прожило наше первое зимовьё недолго — всего четыре года. В сентябре 1992 года его кто-то сжёг. Все лучшие юношеские дни, все лесные приключения, все разговоры ночами напролёт о любимых девчонках, о будущем, о жизни (казавшейся нам тогда такой простой и понятной), остались на том пепелище. Потом, став взрослым, охотясь, собирая грибы или бруснику в тех местах, я обязательно заходил на «наше зимовьё». С каждым годом признаков, что здесь когда-то подолгу жили люди становилось всё меньше и меньше. Угли всё больше и больше затягивало травой и молодыми берёзками. И лишь немногие сохранившиеся после пожара вещи говорили о том, что эта поляна среди леса была когда-то обитаема. Я любил каким-нибудь тихим и тёплым осенним днём сидеть на стволе рухнувшей рядом старой лиственницы и ни о чём не думать, кроме тайги и кроме детства. Это место всегда отдавало моей издерганной житейскими проблемами душе покой.
И вот ровно через двадцать лет мы строим зимовьё снова. На этом же самом месте. Так совпало, что Макс, давно уже переселившийся в одну из деревень Красноярского края, приехал на лето в родные края.
А вот и мы: я — слева, Макс — справа.

зимовье

Так выглядело место, где было наше старое зимовьё. Правда лет пять назад мне пришлось производить здесь тотальную прополку, избавляясь от тонких чахлых берёзок, выросших с меня ростом и занявших всё свободное место на поляне.

зимовье

Начали 25 июля 2009 года. За два дня расчистили место и положили оклад — первый венец, основа всей будущей стройки.

зимовье

Подготовили брёвна для нескольких будущих венцов, распилили по размеру, ошкурили. Перед выходом положили ещё полвенца.

зимовье

Здесь я хотел бы подробнее рассказать о нашей верной помощнице — бензопиле «Partner P350». Эта самая дешёвая пила на сегодняшний день, она считается любительским инструментом, рекомендуется для непродолжительных работ на даче и загородном доме. В народе её презрительно называют «сучкорезом» за её сравнительно малую мощность. Забегая вперёд скажу, что на протяжении всей стройки работала пила безотказно, порой по 14 часов день вместо положенных 2-х (как рекомендовано в паспотре). А потом — зимой мы ей с таким же успехом пилили дрова. Инструмент, хоть прошёл уже год, до сих пор в строю и до сих пор работать на нём — одно удовольствие. Так что и недорогие вещи бывают иногда сделаны качественно.

зимовье

А стройка том временем продолжалась. Один за одним росли венцы. Начались дожди, поэтому над костром соорудили небольшой навес из листа оцинкованной жести.

зимовье

Ценя каждую минуту, мы почти не отвлекались от работы. Раз в три часа пили чай с печеньем или бутербродами. Два раза в день запаривали «Доширак». Да и

В зловещем зимовье

Для большинства из нас, детей цивилизации, встреча с дикой природой — большое испытание, как в физическом, так и в моральном плане. Оказавшись посреди безбрежного моря тайги, многие понимают, насколько уязвимы и беспомощны. В это мгновение обостряются все органы чувств — человек пытается найти объяснение каждому шороху, каждому непонятному звуку и движению. Но даже люди, для которых лес — дом родной, порой сталкиваются с такими явлениями, от которых волосы встают дыбом. Каким-то событиям можно найти логическое объяснение, каким-то нет. Автор этой статьи собрал целую коллекцию подобных историй.

Ты не верил, а оно пришло

Иркутский охотник Дмитрий Черкасов — человек с большим опытом и крепкими нервами, много лет ходит в горы и посещает тайгу. Недавно, в одну из экспедиций в Забайкалье, Дмитрий столкнулся со странным явлением.

— Я заночевал в зимовье с плохой репутацией. Оно стояло на подошве хребта, на острове, посреди замерзшей реки. До меня там жил человек, который пропал без вести. Стоял 40-градусный мороз, на избушку я вышел ночью, так что альтернативы с ночевкой не было.

Дмитрий Черкасов растопил печь, поужинал, собрался спать и, засыпая, почувствовал, как зимовье потряс страшный удар.

— Это не могло быть землетрясением, — уверен охотник, — по избушке как будто гигантским молотом ударили. Первое, что я подумал — пришел медведь-шатун. Дулом ружья я открыл дверь, стояла великолепная лунная ночь. Рядом с зимовьем не было ни единого следа. Объяснить происходящее я был не в силах, но сказал себе: поддаваться панике — последнее дело. Потихоньку успокоился, только лег спать — как избушку потряс второй удар.

Дмитрий вообще всегда был большим скептиком, но в этот раз его посетила мысль: «Ты во все это не верил, а вот оно — пришло!»

— Когда произошел третий удар, я обратил внимание на печную трубу — после удара она тихо позвякивала. Я решил, что труба нагревается и взводится, как курок, а потом остывает, соскакивает с какого-то там упора и бьет по крыше. Когда произошел четвертый удар, я уже был спокоен и крепко заснул. Интересно, что в последующие ночи этого не повторялось.

На следующее утро Дмитрий решил осмотреться — долина, где располагалось зимовье, была испещрена волчьими следами — значит, зверей тут ничего не пугало. Следов медведя или человека не было.

Удар в стену

— Когда я через несколько лет вернулся в эти края, зловещее зимовье уже сожгли, — вспоминает охотник. — Про него мне рассказали много всего нехорошего — там погибали люди, происходили самоубийства. Возможно, люди пугались именно этого удара, а вера в потусторонние силы приводила к панике. Мой товарищ-охотник, который тоже жил в нехорошей избушке, выслушав мой рассказ об ударах, сильно удивился: «Я там бывал на протяжении четырех лет, ни разу такого не слышал».

Кстати, с ударом в стену зимовья сталкивались многие охотники.

— Как-то раз на охоте друг ради забавы убил птицу, — рассказывает Роман. — Вечером легли в избе спать, и такой удар в угол, будто танк въехал, икона сорвалась со стены, улетела к печке. Мы решили, что леший разозлился из-за птицы.

— Я построил зимовье на месте сгоревшей пасеки, которая принадлежала колхозу, — рассказывает Александр Воробьев. — До пожара на этой пасеке был обнаружен труп. Человек тот прибился как-то и жил там, промышляя сбором дикоросов. Причину его смерти не установили. Я человек в меру суеверный, но регулярно слышал, как приблизительно в 23 часа в стену домика снаружи примерно два-три раза в неделю раздавался сильный одиночный удар, как кулаком. Поначалу это напрягало, с годами привык.

Бывалые таежники объясняют удары следующим: во время топки печи изба нагревается, начинает просыхать, и происходит усадка бревен. Возникает удар. Затем избушка стоит пустая, дерево набирает сырость, и впоследствии при нагревании эффект повторяется.

«Лучше б ты иногда боялся, Саня…»

Охотник Александр долго добирался до мест в Красноярском крае, где ему довелось столкнуться с неведомыми силами. Жители маленького поселка, попасть в который можно только на вертолете, предупредили: «Один в тайгу не суйся, сгинешь в болотах», и Александр нанял себе проводника — деда Исая, происходившего из нганасан — самого северного народа Евразии, издревле промышлявшего охотой на дикого оленя.

Александр поразился, каким выносливым оказался с виду старенький и хиленький Исай.

— Сначала мы долго шли на лодке, — вспоминает охотник, — потом пешком. Исай привел меня в богатые места — зверь непуганый, добывай не хочу.

К концу второго дня трофеев у охотников было с избытком, нужно было возвращаться.

— Я не понял почему, но Исай вдруг забеспокоился, все повторял: «Нам сегодня к лодке нужно успеть!» Бежал по лесу, как молодой пацан, и укорял меня за медлительность. Я от усталости едва переставлял ноги, смотрел на его энергичную спину и думал: «Вот ведь старый черт, откуда силы?» Сам Исай это не афишировал, но мужики говорили, что он шаман.

— Когда стало понятно, что к лодке мы не успеваем, дед ругался нещадно, от волнения перешел на свой родной язык. Я вижу, что он едва не плачет и все по сторонам смотрит, смотрит. Потом схватил меня за поясной ремень и потащил за собой. Я все удивлялся, откуда в маленьком человечке столько силы.

Исай дотащил Александра до срубленной из неотесанных бревен избушки.

— Дед трясущимися руками запер дверь, потом собрал все, что было в избушке — стол, доски от нар — и привалил к двери, бойницы-окошки заткнул тряпками, — рассказывает Александр. — Зажигать фонарик он мне запретил, сам зажег только лучину. Исай явно готовился к обороне, но объяснять что-то мне считал ниже своего достоинства. Когда все приготовления были закончены, он сел на чурбачок, ружье обнял, закурил и посмотрел мне в глаза. Ну, думаю, дед меня испытывает, смотрю в ответ, а Исай только вздохнул: «Лучше б ты иногда боялся, Саня, не попали бы мы в такое г…»

Дух леса рвался в гости

С наступлением ночи началось… Задремавший Александр проснулся от чьих-то шагов. Все бы ничего, но шаги звучали с крыши, и такие легкие и резвые они были, как будто ребенок бегает.

— Вдруг раздался свист, потом стук. Я смотрю на дверь, а она ходуном ходит, как будто кто-то пытается ее открыть. Я перевел взгляд на Исая, а он бледный весь, трясется, — рассказывает Александр. — И судорожно палец к губам прикладывает, мол, не вздумай даже пикнуть. Так всю ночь мы и просидели, глядя на дверь, на которую кто-то наваливался, слушали топот чьих-то ножек на крыше и свист. Было ощущение, что с помощью этих звуков что-то или кто-то пытался выкурить нас из зимовья. К утру все стихло, и мы поспешили к лодке. Что это было, Исай мне так и не рассказал, да и пытать его вопросами мне было неловко. То, что с нами произошло, для меня было за гранью понимания.

Опытные охотники предполагают, что по крыше ходила рысь, привлеченная запахом крови от убитой дичи; возможно, были и другие животные. В древности человек чувствовал приближение диких животных и уходил, чтобы избежать опасной встречи. Со временем люди утратили эту способность, но народы, которых меньше затронула цивилизация, сохранили. В то же время весьма маловероятно, что опытного охотника так напугали хищники. Еще одна версия, объясняющая этот и другие случаи, — визит Хозяина. Так таежники величают главного духа леса.

Похожая и не менее жуткая история произошла с охотником Ярославом.

— По молодости лет мы с братом частенько бродили по лесам, — говорит Ярослав. — И было одно зимовье, даже не зимовье, а скорее землянка, врытая в сопку. На крышу этой землянки можно было с горки зайти, располагалась она в неприятном месте, очень тихом, ни одна птичка там не чирикнет. Как-то раз мы пришли туда с братом зимой, натопили печь. Передняя стена у зимовья была из бруса, низкая дверь, задвижка сварена из толстой арматуры. Засов накрепко прибит гвоздями-двадцатками, загнутыми с обратной стороны. Я обратил внимание на засов, потому что, делая последнюю закидку дров, топором вбил гвозди, которые торчали миллиметров на пять.

Когда все дела были сделаны и охотники легли спать, то услышали шаги на крыше.

— Кто-то ходил кругами на мягких лапах, мы решили, что это рысь, — вспоминает Ярослав. — Выходить, честно говоря, было страшновато. Я закинул в печку горсть монтажных патронов, они погрохотали, и стало тихо. Проснулись мы под утро от того, что дико замерзли. Я глаза открываю и чувствую, как у меня волосы зашевелились. Дверь землянки выдавлена внутрь, гвозди торчат. Мы с братом несколько минут в себя приходили, но делать нечего, надо вставать. Вышли на улицу, а там только наши следы, и на крыше нет никаких следов. Поняли мы, что не зря у этого зимовья была такая плохая репутация. Впоследствии эту землянку кто-то взорвал, только воронка осталась.

Олень вывел из морока

Константин Ланг уже почти полвека ходит по тайге. За эти годы многое перевидал, но необъяснимый случай произошел с ним один-единственный раз.

— Якуты бросили больного оленя, — рассказывает Константин. — Мне стало жалко животину, решил взять себе. Якуты сказали: «Вылечишь — приведи, а нет, так зарежь». Олень у меня поправился. Наступила осень, все дела переделаны, решил я угодья обойти перед снегом, планировал зайти на якутское стойбище, пригнать им оленя.

Константин решил идти через марь (заболоченную территорию, покрытую редкостойным угнетенным лиственничным лесом. — Прим. авт.).

— Свои угодья я знаю с восьми лет, ночью спокойно хожу. А тут день, идем спокойно, олень в поводу. Кто-нибудь видел туман в ясный день? Я ни разу. А тут как облако упало. На расстоянии трех шагов уже ничего не видно. Я знаю, что слева у меня лес, забираю левее — нет леса! Туман сырой-сырой, я начал замерзать. Тыкаюсь во все стороны, а леса нигде нет, под ногами уже хлюпать начало. Я сел на кочку, и такая тоска накатила. Что же делать, думаю, идти некуда, скоро ночь. А олень повод тянет, дергает. Я повод ослабил и пошел за ним.

Олень, которому Константин спас жизнь, вывел его из морочного места.

— Где-то час мы хлюпали, а потом вышли на сухое, я сразу места узнал. Сел перекурить, и за несколько минут туман растаял, как не было. Я вижу вокруг родные и знакомые места — мои угодья. К стойбищу мы подходили уже затемно. Якуты меня увидели — ржут. «Ты где, — говорят, — краску нашел». У меня все лицо словно в чернилах, а олень при этом абсолютно чистый. Рассказал якутам, какая оказия со мной произошла, а у них один ответ — харги шалит, это дух такой лесной. Я потом место, в котором заплутал, посещал много раз — самая обычная марь, каких много.

Неведомый голос спасает

Следующую историю, произошедшую с его дедом, рассказал Дмитрий Николаенко. И может быть, напрямую ситуация жизни таежника не угрожала, но могла оставить голодной его большую семью.

— У деда было семеро детей. Чтобы всех прокормить, он добывал соболя. И вот один из промыслов подходит к концу, шкурки обработаны и уложены в рюкзак, дед возвращается домой. Путь был неблизкий, пришлось заночевать в лесу у костра. Дед спит и чувствует такой легонький пинок под зад, а потом слышит голос: «Что же ты спишь, Прокопий, когда шкуры твои горят?» Дед подскочил и увидел, что угол его рюкзака начал тлеть. Все потушил, вытряхнул шкурки, убедился, что они все целы, и сел, ошарашенный, рядом с костром, гадая, кто же в глухой тайге его разбудил. Так и сидел до утра. Когда рассвело, громко сказал: «Спасибо» — и пошел домой.

Следующая история, связанная с удивительным спасением, произошла не в лесу, но тоже заслуживает внимания.

— Всегда скептически относился к потусторонним силам, — рассказывает Андрей. — Но был в моей жизни случай, который заставил меня пересмотреть свои взгляды. Однажды жена уехала в командировку. Я оставался дома с маленьким сыном. И вот ночью я проснулся от сильного удара в окно, как будто в него на всех парах врезалась птица. Сын спокойно спал рядом. Я решил пойти в туалет, и что я вижу! На плите вовсю разгорается забытый чайник. Быстро потушил пламя. И долгое время просидел в шоке.

Крик, полный боли и ужаса

Высшую точку Алтайских гор — Белуху — называют Шамбалой. Говорят, что здесь нужно быть осторожнее со своими желаниями, потому что все мечты, вслух или мысленно озвученные на Белухе, имеют свойства сбываться.

Походник Алексей рассказывает, что по пути на вершину этой горы в голове как-то все проясняется и возникают мысли, которые в ежедневной суете редко посещают человека. Но не только мысли в походе на Белуху удивили Алексея. Было и кое-что еще.

— Шел второй день спуска с вершины, мы остановились ночевать на берегу реки Аккем, — рассказывает Алексей. — Чтобы ночью к нам в палатки не ломанулись медведи и прочая живность, продукты мы привязали повыше к веткам деревьев. Самым большим страхом был, конечно, приход медведя. Поэтому я положил под голову топор. Начал дремать и услышал жуткий крик. Крик шел из тайги, которая была над нами. Потом наступила тишина. Я уж было начал засыпать, и снова из леса: «А-а-а-а-а!». Крик, полный боли и ужаса.

Несколькими днями ранее за Алексеем и его друзьями увязался паренек, который решил подняться на Белуху в кедах, рубашке и с куском полиэтилена вместо спальника и палатки.

— Я знал, что этого паренька с горы спустили спасатели, потому что находиться там без экипировки опасно для жизни, — вспоминает Алексей. — Но он так сильно хотел попасть на Белуху, что я подумал: может быть, он от спасателей сбежал и на него кто-то напал. Но когда крик прозвучал в третий раз, я понял, что это кричит не человек. На крик животного это тоже не было похоже.

Ближе к утру Алексея, ненадолго забывшегося тревожным сном, ожидало еще одно испытание.

— Диким голосом кричала девушка из соседней палатки. Я подорвался, побежал к ней с топором наперевес, но быстро понял, что топор не понадобится. Оказывается, с вечера она натырила по карманам сушки, к утру за сушками пришли учуявшие еду мыши. Она и проснулась от того, что кто-то по ней ходит.

Пережитыми ночью ужасами Алексей поделился с друзьями. Оказалось, крики слышали двое его товарищей. Остальные члены группы похохатывали и называли крики глюками, ставшими следствием гипервентиляции мозга в горах.

Жуткая ночь

Охотники-бельчатники, вернувшись вечером с промысла, растопили печь в зимовье, приготовили ужин. Сытно подкрепившись, завалились на топчаны, потягивая чай. Ровно в 12 часов ночи они услышали скрип полозьев и всхрапывание лошади.

— Кто-то подъехал, — встрепенулись мужики.

Было отчетливо слышно, как из саней, покряхтывая, вылез дед и начал распрягать свою животину. В процессе лошади досталось. Дед нещадно костерил бессловесное животное. Прошли пять минут, десять, полчаса. Дед не унимался.

— Да сколько ж можно ее распрягать, — не выдержал охотник Виктор Ларионов, — надо пойти уже его позвать.

— Верно, чай остывает, — согласились другие охотники.

Виктор распахнул дверь, вышел наружу и потерял дар речи. Обескураженный, он вернулся в зимовье со словами: «Мужики, гляньте, что это было-то?!» Охотники вышли за дверь, и тут пришел их черед удивляться. Возле зимовья никого не было. Перед охотниками простиралась засыпанная свежевыпавшим снегом поляна без единого следа.

Таежник Владимир Осинцев тоже сталкивался с подобным явлением и даже нашел ему объяснение.

— Звук может передаваться на большие расстояния при идеально чистом воздухе, — говорит Владимир. — Однажды, заночевав в лесу, я всю ночь слушал разговор, а затем случайно набрел на небольшую деревушку. Передал разговор слово в слово. Оказалось — да, был такой разговор. Такое явление в своей книге «Дерсу Узала» описывает Владимир Арсеньев.

Жуткую ночь в зимовье вместе с напарником пережил Василий Стрельников.

— Спим мы, значит, на дворе ночь, — рассказывает Василий. — И вдруг я просыпаюсь от того, что скулят наши собаки, так жалобно-жалобно, а потом как дружно завоют! Мы с напарником лежим ни живые ни мертвые. Переговариваемся шепотом. Решили, может, шатун пожаловал, дело-то было зимой. Вдруг собаки резко стихли. И в этой зловещей тишине мы услышали звук шагов, кто-то прогуливался вокруг зимовья, поскрипывая снегом. Наутро мы обнаружили человеческие следы. Но какими они были необычными! Максимум сантиметра полтора глубиной. В то время как снег был рыхлый, и сами мы проваливались по колено. Получается, в ту ночь к нам приходило существо весом чуть более килограмма. Если бы это был небольшой зверь, охотничьи лайки его не испугались бы и без внимания не оставили. А тут они боялись не меньше нашего.

Есть и рациональные объяснения

В ноябрьские праздники охотник Михаил планировал пробежаться по лесу за световой день, да затемнал. До дома оставалось 10 км.

— Луны не было, как идти? Того и гляди глаз в темноте выстегнешь. Решил я заночевать на берегу озера в рубленой пастушьей избушке. Растопил печь, нагрел чаю. Вдруг слышу снаружи тяжелые вздохи и шаги такие, тоже тяжелые. Я быстро лампу погасил — и к окну. А с озера туман наполз, не видно ничего. Туман густой, все, что сумел разглядеть — большой силуэт. По звуку понимаю, что это существо перемещается вокруг избушки. Выходить на улицу было страшно. Думал, подожду — само уйдет. Но оно не ушло. Так я и просидел до утра. А как рассвело — увидел в окне серого коня. С пастухами в конюшню не пошел, а тут человека почуял — обрадовался.

В один из осенних дней другой таежник, Евгений Писарев, отправился на охоту с собаками.

— Весь день мы ходили по лесу с двумя моими лайками, — рассказывает Евгений, — в избу пришли уже по-темному. Я протопил печь, перекусил, попил чаю, дал собакам по куску хлеба и повалился спать! Ночью просыпаюсь от дикого шума. Спросонья не могу понять, что происходит — изба ходуном! Снаружи бойня! Не то кто-то собак рвет, не то собаки кого-то рвут. Спрыгнул с нар. Сердце тоже спрыгнуло в левую пятку. Схватил фонарь, приоткрыл дверь… и сразу все затихло. Стою, темноту просвечиваю и думаю: «Ну все, нет, наверно, у меня больше собак». Позвал одну, она выходит, как ни в чем не бывало, виляя хвостом. Потом вторая подошла вполне себе в здравии. Тут я немного успокоился, вышел из избы, осмотрелся, и все мне стало понятно! Одна из собак хлеб закопала на черный день, а вторая его отрыла. Из-за этого и произошла бойня. Вот так чуть до инфаркта не довели!

С похожей ситуацией столкнулся Артем. Случилось это на юге России.

— Мне тогда было 14 лет. Вместе с отцом мы приехали на чабанскую стоянку, чтобы забрать своего коня, которого оставляли на выпас. Отец и его друг погнали коня к нам, один верхом, другой на машине. Я остался их ждать. Начало темнеть, жутко мне было одному в степи. Вместе со мной было шесть-семь собак, и вдруг они все разом зашлись лаем. Я оглядываюсь — нет никого, а собаки лают, не унимаются, да с таким остервенением, просто рычат от злости. Я, конечно, не рискнул идти в темноту один да безоружный смотреть, на кого они там глотки рвут. Решил дождаться отца. Ждал часа четыре, измучился, думал, ну когда же этой лай прекратится. Когда отец с другом приехал, собаки почуяли хозяина, побежали к нему. Только две остались лаять. Мы втроем пошли за загон с фонарями, смотрим — собаки стоят рядом и на землю лают. И думаете, из-за чего был весь этот многочасовой переполох? Из-за ежика!

Комментарий эксперта

Никита Томин, кандидат технических наук, руководитель научно-исследовательской группы «Иркутск-Космопоиск»:

«Я сам частенько бывал в глухой тайге, поэтому понимаю, что обычно человек ощущает себя там совсем по-иному. Некоторые люди в подобных диких, первозданных условиях могут незаметно для себя впадать в особое психическое состояние, транс. Человек входит в транс, как правило, под воздействием усталости, информационной перегрузки или в результате непроизвольного самогипноза. В подобном состоянии может иметь место ряд необычных проявлений — видения, ощущение чужого присутствия, слышание голосов, странных звуков, чем, по всей видимости, и можно объяснить некоторые случаи. Но не все…»

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о